website templates free download


Аннотация: Изменчивость одного из важнейших федеральных законов – КоАП РФ, свидетельствует о крайней нестабильности, а, значит, и о неопределенности законодательства об административных правонарушениях. Фактически были утрачены основы, фундаментальные представления об административной ответственности. Автор статьи проанализировал данные аспекты и рассмотрел перспективы развития законодательная об административных правонарушениях. Ключевые слова: законодательство; административные нарушения; правонарушения; развитие. Законодательство Российской Федерации об административных правонарушениях оказалось в кризисной ситуации.

О том, что оно активно развивается, говорится на научных мероприятиях с участием административистов. Изменчивость одного из важнейших федеральных законов, положения которого касаются практически каждого российского гражданина, свидетельствует о крайней нестабильности, значит, и о неопределенности законодательства об административных правонарушениях. Общая оценка состояния законодательства об административной ответственности давалась уже неоднократно. Отмечается избыточная репрессивность административных наказаний, конкурирующих с уголовными, идущая вразрез с тенденцией гуманизации уголовного законодательства. Ситуация усугубляется распространением норм с неопределенной диспозицией. Еще И. А. Галаган придавал исключительное значение тщательного очерчивания в правовых нормах обязанностей, за неисполнение которых устанавливается ответственность 1 . Это особенно важно, по мнению ученого, для физических лиц – граждан, ибо любая нечеткость в диспозиции влечет за собой субъективизм в вопросах юридической ответственности. Важным, по нашему мнению, фактором, негативно влияющим на развитие законодательства об административных правонарушениях, является даже не беспорядочное внесение изменений и дополнений, а то, что за почти сто лет существования в нашей стране административной ответственности так и не были сформированы основы, фундаментальные представления об административной ответственности, о ее соотношении с иными видами юридической ответственности, прежде всего с уголовной.

Единственное формальное отличие, содержащееся в легальных дефинициях административного правонарушения и преступления, не имеет практического применения. Общественную опасность административных правонарушений признают законодатель, административная наука и даже Конституционный Суд РФ. В середине XX в. в советском административном праве административным правонарушением принято было считать деяние, не опасное для основ советского строя, а иногда и опасное, даже граничащее с преступлением, но малозначительное, что позволяло привлекать к административной ответственности. Признавая общественную опасность административных правонарушений А. П. Шергин, утверждает, что перечень общественных отношений, охраняемых мерами административной ответственности, позволяет признать их общественно опасными2 . Еще более последователен был С. Ф. Милюков, который полагал, что нарушение любой правовой нормы является общественно опасным, поскольку препятствует осуществлению воли господствующего класса, а в социалистическом обществе – большинства народа. Конституционный Суд РФ в постановлении от 10 февраля 2017 г. № 2-П по делу о проверке конституционности положений статьи 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина И.И. Дадина указал, что административная и уголовная ответственность, будучи разновидностями юридической ответственности за совершение деяний, представляющих общественную опасность, имеют схожие задачи, преследуют общую цель защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности и правопорядка и, по сути, во многом дополняют друг друга3 . В постановлении от 14 февраля 2013 г. № 4-П по делу о проверке конституционности Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э. В. Савенко Конституционный Суд РФ потребовал от законодателя и правоприменителя учесть опасность административного правонарушения для защищаемых законом ценностей4 . Попытку ряда ученых придать административным правонарушениям признак общественной вредности, что позволило бы отличить их от обладающих признаком общественной опасности преступлений, нельзя признать успешной. Во-первых, категория вреда является общей для деликтов любой природы.

Причинение вреда – признак подавляющего большинства преступлений, имеющих материальный характер, а также тех административных правонарушений, в числе признаков которых законодатель указал на материальные последствия, например, мелкое хищение причиняет вред, а административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.24 КоАП РФ, – нарушение правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее за собой причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. В Особенной части КоАП РФ появились статьи, предусматривающие административную ответственность за деяния, не повлекшие за собой причинения вреда, тогда как в случае причинения вреда предусматривается уголовная ответственность. Так, согласно ст. 7.15 КоАП РФ проведение археологических полевых работ без полученного в установленном порядке разрешения (открытого листа) не содержит уголовно наказуемого деяния. Уголовная ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 243.2 УК РФ наступает в случае повреждения или уничтожения культурного слоя, то есть причинения вреда 5 . В приведенном примере административное правонарушение – деяние не вредное, в отличие от преступления, а общественная опасность преступления обусловлена причинением вреда. Во-вторых, легальные дефиниции форм вины лица, совершившего административное правонарушение, через осознание им вредных последствий лишь запутывают квалификацию правонарушения, поскольку измерить эти вредные последствия для формального состава, оценить отношение лица к абстрактным вредным последствиям более или менее объективно невозможно. Например, водитель, превысивший установленную скорость движения, заявляет, что он просмотрел дорожный знак или не мог увидеть его из-за впереди идущего грузового автомобиля. Никаких доказательств умышленного совершения им административного правонарушения нет и быть не может. Вследствие этого вина фактически вменяется правонарушителю.

По мнению Н. Г. Салищевой, КоАП РФ не имеет единой идеологической основы, что проявляется в том, что принципы административной ответственности, провозглашенные в Общей части Кодекса, в его же Особенной части размываются, имеет место неоправданное ужесточение санкций за совершение ряда административных правонарушений, стремление законодателя к расширению в целом административных санкций за нарушение норм тех отраслевых законов и подзаконных нормативных правовых актов, которые могут быть защищены гражданско-правовой ответственностью или дисциплинарной ответственностью государственных и муниципальных служащих6 . В итоге можно прийти к такому выводу, в связи с выделением новой для современного российского законодательства категории уголовных проступков при условии перевода в нее общественно опасных деяний из Общей части КоАП РФ могло бы улучшить ситуацию в этой сфере. К сожалению, возможно, мы получим лишь еще один вид публично-правовых деликтов с перманентно увеличивающимся числом составов наряду с сохраняющей все проблемы административной ответственностью и мало изменившейся уголовной ответственностью. 7

Литература: 1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 02.08.2019) // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 07.01.2002. – № 1 (ч. 1). –Ст. 1. 2. По делу о проверке конституционности положений статьи 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина И.И. Дадина»: Постановление Конституционного Суда РФ от 10.02.2017 № 2-П «//Вестник Конституционного Суда РФ. № 2. 2017 3. По делу о проверке конституционности Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э.В. Савенко»: постановление Конституционного Суда РФ от 14.02.2013 № 4-П // Вестник Конституционного Суда РФ. № 4. 2013 4. Галаган И. А. Административная ответственность в СССР. Государственное и материально-правовое исследование / И. А. Галаган. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1970. 5. Шергин А. П. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях: вопросы теории и правоприменительной деятельности // Кодекс РСФСР об административных правонарушениях: вопросы охраны социалистической собственности и общественного порядка: сб. науч. тр. Горький, 1985. С.12 6. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (постатейный) / А. Г. Авдейко, С. Н. Антонов, И. Л. Бачило и др.; под общ. ред. Н. Г. Салищевой. 9-е изд. М., 2015. С. 19.

А. А. Бажин


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.